ХЕРСОНЕССКИЕ ПОРТРЕТЫ. Избранное.

Херсонес. Портреты
Отбитые носы, стесанные лица, обороты в профиль: Херсонес как будто все время отворачивается от нас, избегает прямого взгляда — глаза в глаза.  Две обнаженные красавицы на мозаичном панно из гальки, вследствие досадной ошибки археологов, лишились голов, статуэтки и скульптуры немногочисленны, да и сохранность часто плохая. Настенная сюжетная живопись не уцелела, ведь не уцелели и стены. Тем ценнее те единичные находки, которые позволяют разглядеть образ человека, или бога в человеческом образе,уловить эмоцию, энергию, исходящую от него.

Пока не истёк Международный День Музеев, к которому я когда-то имела прямое отношение, опубликую небольшое эссе, написанное в 2014 году для поздравления Государственного Эрмитажа с юбилеем от Херсонесского музея.
Раскопки Херсонеса ведутся с 1827 года, открыты большие площади древнего города, множество зданий и сооружений,количество археологических находок огромно. При этом, Херсонес, в силу особенностей истории его жизни и истории его гибели, а также – длительного существования в виде руин, дал очень мало образов людей в произведениях искусства. В музейных экспозициях, в основном, предметы быта и эпиграфика. Раньше почти всё, что доставалось из-под земли целым, представляло художественный интерес, отправлялось в Петербург или Москву. Но, даже учитывая это, находок «портретных», исполненных экспрессии, происходящих из Херсонеса, крайне мало.
Отбитые носы, стесанные лица, обороты в профиль –Херсонес как будто все время отворачивается от нас, избегает прямого взгляда — глаза в глаза. Ну, разве что, если это глаза Медузы… Две обнаженные красавицы на мозаичном панно из гальки, вследствие досадной ошибки археологов, лишились голов, статуэтки и скульптуры немногочисленны, да и сохранность часто плохая. Настенная сюжетная живопись не уцелела, ведь не уцелели и стены.
В одном из отчетов основателя музея К.К. Косцюшко-Валюжинича рассказано, как он, подоспев в последнюю минуту при рытье ямы под монастырскую уборную, спас часть фрески с изображением лика Богоматери. Спасти удалось лишь верхнюю часть лица и один глаз, но даже этот чудом спасенный от низкой участи фрагмент – очень выразителен.
Тем ценнее те единичные находки, которые позволяют разглядеть образ человека, или бога в человеческом образе,уловить эмоцию, энергию, исходящую от него. Не все из них можно назвать портретами, но самая главная и знаменитая находка носит название ПОРТРЕТ ЮНОШИ. Фрагмент, как считается, росписи известнякового наиска [это такая форма погребального сооружения], выполненной в технике энкаустики [живопись горячими восковыми красками] в конце IV века до н.э., откроет нашу мини-фотовыставку. Херсонес обладает этим дивным по красоте и сохранности живописным портретом благодаря сотрудничеству с Государственным Эрмитажем.
Реставраторы главного музея страны в 1960- х годах спасли и расписные стелы, и архитектурные детали со следами древних красок – желтой, красной, синей — из Башни Зенона.
В прежней экспозиции Античного отдела неподалеку от витрины с портретом юноши располагалась стела с эпитафией Ксанфа, сына Лагорина. Стихотворные строки многие невольно соотносили с живописным образом юноши, хотя на самом деле, памятники эти разные:
«Ксанф, сын Лагорина, прощай!
Странник,
скрываю собою я Ксанфа, который

Был утешеньем отца,
Родины юной красой,
Сведущим в таинстве Муз,
безупречным средь сонма сограждан,

Чтимый средь юношей всех, светлой звездой красоты.
В битве за родину был он завистливым сгублен Ареем,
Сирым родителям слез горький оставивши дар.
О, если больше Плутону, чем вам достаются на радость
Дети, зачем вы в родах мучитесь, жены, тогда?»
(перевод с древнегреческого К.М. Колобовой)

Портрет юноши, рассмотренный в инфракрасном излучении
Далее мы увидим скульптурную голову юного Диониса (римский период), излучающую неземную безмятежность и нежность,
затем интересный памятник, называемый «надгробием варвара», в котором можно угадать портретные черты бородатого мужчины с раскосыми глазами. Он тоже относится к римской эпохе.
А завершит короткую галерею херсонесских портретов фрагмент фрески из Загородного храма, открытого в 1902 году (именно его полагают тем самым храмом во Влахернском монастыре, где была могила святого папы Мартина, к которой существовало в средние века большое паломничество). На фреске голова святого в диадеме, живопись повреждена, но это изображение тоже можно назвать портретом – так тщательно выписаны черты лица и так выразителен взгляд.
Раскопки Херсонеса продолжаются, и мы ждём новых находок — хотим увидеть новые образы из прошлого, надеемся встретиться с ними глазами, а значит, — соприкоснуться душой.
19 мая 2018 г.